Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

умная портрет

От писателя Жвалевский/ Пастернак

Дорогие друзья!

Особенно те, кто хочет с нами пообщаться. Убедительно умоляем прочитать эту страничку, это и вам поможет подготовиться к встрече, и нас спасет от утомительного ответа на одни и те же вопросы.

Вопрос: Как вы пишете вместе?

Ответ: Двумя основными способами.

Иногда мы пишем каждый свою книгу (точнее, каждый за своего героя), а потом складываем книжки вместе, чтобы получить единый текст. Так написаны «М+Ж», «Время всегда хорошее» и некоторые рассказы сборника «Типа смотри короче» (он же «Шекспиру и не снилось»).

Остальные книжки созданы двухголовым четырехруким писателем Жвалевским/Пастернак методом пинг-понга. Один соавтор пишет кусок текста и посылает другому, тот продолжает и возвращает первому, тот снова продолжает и т.д.

Впрочем, есть этапы, которые мы проделываем плечо к плечу: придумывание идеи книги и редактирование уже написанной рукописи.

Вопрос: Как вы познакомились?

Ответ: Вместе учились на физфаке БГУ, вместе играли в студенческом театре (ОКДФ), потом в КВН… И после дружили семьями. А затем Андрей начал сочинять что-то в компании с Игорем Мытько — и почему-то решил, что Евгения тоже может писать. И не ошибся. Хотя, конечно, странно…

Вопрос: Как вы разрешаете конфликтные ситуации при работе над текстом?

Ответ: А у нас не бывает конфликтных ситуаций. Ну вот совсем. Мы даже специально пытались поругаться — никак. Мы слишком уважаем мнение соавтора, чтобы с ним спорить. Если уж соавтору не нравится, то читателю не понравится тем более.

Вопрос: Почему вы, физики, пошли в писатели?

Ответ: А почему нет? Чехов и Булгаков были врачами, Толстой и Лермонтов — офицерами, Эдуард Успенский и Виктор Пелевин — инженерами, Николай Носов — кинорежиссером, Александр Волков — учителем математики. Нам физическое образование очень помогает в написании книг, позволяет мыслить системно и парадоксально.

Вопрос: Что вас заставило стать писателями?

Мы не становились писателями. Просто вдруг начали писать книги — потому что захотелось. А к слову «писатель» привыкали долго и постепенно. Но в детстве не мечтали и «писательских амбиций» не имели. И до сих пор не имеем.


Вопрос: Что вас вдохновляет на написание книг?

Дети. И свои, и чужие.

Вопрос: Откуда вы берете идеи для книг?

Они сами нас находят.

«Время всегда хорошее» родилось из разговора с дочкой Евгении. Дочка возмутилась, что в холодильнике нет йогуртов и сырочков. Пришлось рассказывать, как мы жили без них, как бутылки из-под кефира сдавали, как с баночкой за сметаной ходили. Ей было интересно. И мы подумали, что и другим будет интересно узнать, как жили родители, заодно и посмотреть — выжили бы мы, если б махнулись временами с собственными детьми.

«Я хочу в школу!» родилась из названия.

«Гимназия №13» не помним откуда.

«Москвест» был изначально заказам издательства, которое мы выполнить не смогли, зато написали свою книгу.

И так далее.

Вопрос: Можно ли вам на встречах или во время интервью задавать перечисленные выше вопросы?

Детям и подросткам — можно. Им вообще можно всё.

Взрослым — крайне нежелательно. Ну а если журналист начнет выяснять, как мы пишем вместе, интервью может оборваться на полуслове.

Про то как вести встречу, мы написали здесь
Если вам нужны фотографии для буклета или афиши, выбирайте их здесь

А теперь райдер.


  1. Пятизвездочный отель, белый мерседес, лазурный берег…

На самом деле у нас не много условий.


  1. Мы не встречаемся с насильно согнанными детьми.

  2. Мы не участвуем в «мероприятиях» для галочки.

  3. Вопрос оплаты не является приоритетным и каждый раз обсуждается.

А вообще мы очень покладистые. Пишите, звоните.

IMG 3 F.A.Q. и райдер

Мы вас любим icon smile F.A.Q. и райдер

Жвалевский/Пастернак

умная портрет

Нью-Йорк. 2-4 октября

Нью-Йорк начался с вида из окна поезда. Но это был телевизор. Едешь в поезде, смотришь на большой экран. Так бывает. Никаких эмоций.

Эмоции начались позже, когда мы учились пользоваться метро, потому что оно совсем не похоже на наше метро. Наши карточки не проходят, платить нужно наличкой, автомат сдачу не дает. При виде ста долларов местные жители закатывают глаза. Это огромные деньги.

Самое смешное, что это вообще не сумма для Нью-Йорка, мы за да дня на метро проездили 50 долларов. Но сто долларов одной бумажкой всех пугают.

На станции дико жарко, в поезде дико холодно. Огромные открытые пространства станций. Поезда ездят хаотично, систему уловить невозможно.

Collapse )
умная портрет

Поток сознания...

Жизнь, безусловно, продолжается.
И придется через все это переступить, придется...
Более того, это надо сделать.
Надо жить, надо ходить по магазинам, ездить в метро, пересаживаться с Купаловской на Октябрьскую, надо отпускать ребенка на курсы.
Надо все это переварить, втянуть в себя, принять... надо жить дальше.
Но трудно. Очень трудно.

Вчера вечером САшка обзванивала одноклассников. Выдохнула:
-- Все живы!
Да, дети радуются, что все живы...
Страшно, да?
А ведь это мы оставляем им это страшное наследство. Им разгребать все, что наворочено. Им отдуваться, им платить, им расхлебывать...
Господи... Пусть они будут мудрее нас!

Я сегодня думала о том, что нас с Андреем постоянно упрекают в том, что мы "переиначиваем" историю. Мол, все было не так...
А как?
Вот взрыв... Это не история, он был вчера. На глазах сотен людей, он снят видеокамерами. И тем ни менее никто не знает почему, а главное, зачем это случилось...
Кто за этим стоит? Кому это надо?
Мы можем предполагать, мы можем выдвигать версии, мы можем быть почти уверены в своей правоте. У нас, скорее всего, появится официальная версия "правды". Но что случилось на самом деле мы можем не узнать никогда...
Возможно, через надцать лет откроют архивы и очередная версия "правды" польется на нас рекой. А возможно, выяснится, что все документы уничтожены.
А через 400 лет? А 400 лет назад?
Версии, домыслы, легенды...
Мы не можем сказать "как есть", и уж тем более не можем сказать "как было"...
умная портрет

Соболезнования...

Все равно ни о чем другом не думается...
Там мог быть каждый...
Плюс минус день, плюс минус час...
Я не знаю, как будут жить те, кто все это организовал...
Я не знаю, кем нужно быть...
Но я верю, что им зачтется.

Мои соболезнования семьям погибших...
Сил и здоровья пострадавшим!