Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

умная портрет

От писателя Жвалевский/ Пастернак

Дорогие друзья!

Особенно те, кто хочет с нами пообщаться. Убедительно умоляем прочитать эту страничку, это и вам поможет подготовиться к встрече, и нас спасет от утомительного ответа на одни и те же вопросы.

Вопрос: Как вы пишете вместе?

Ответ: Двумя основными способами.

Иногда мы пишем каждый свою книгу (точнее, каждый за своего героя), а потом складываем книжки вместе, чтобы получить единый текст. Так написаны «М+Ж», «Время всегда хорошее» и некоторые рассказы сборника «Типа смотри короче» (он же «Шекспиру и не снилось»).

Остальные книжки созданы двухголовым четырехруким писателем Жвалевским/Пастернак методом пинг-понга. Один соавтор пишет кусок текста и посылает другому, тот продолжает и возвращает первому, тот снова продолжает и т.д.

Впрочем, есть этапы, которые мы проделываем плечо к плечу: придумывание идеи книги и редактирование уже написанной рукописи.

Вопрос: Как вы познакомились?

Ответ: Вместе учились на физфаке БГУ, вместе играли в студенческом театре (ОКДФ), потом в КВН… И после дружили семьями. А затем Андрей начал сочинять что-то в компании с Игорем Мытько — и почему-то решил, что Евгения тоже может писать. И не ошибся. Хотя, конечно, странно…

Вопрос: Как вы разрешаете конфликтные ситуации при работе над текстом?

Ответ: А у нас не бывает конфликтных ситуаций. Ну вот совсем. Мы даже специально пытались поругаться — никак. Мы слишком уважаем мнение соавтора, чтобы с ним спорить. Если уж соавтору не нравится, то читателю не понравится тем более.

Вопрос: Почему вы, физики, пошли в писатели?

Ответ: А почему нет? Чехов и Булгаков были врачами, Толстой и Лермонтов — офицерами, Эдуард Успенский и Виктор Пелевин — инженерами, Николай Носов — кинорежиссером, Александр Волков — учителем математики. Нам физическое образование очень помогает в написании книг, позволяет мыслить системно и парадоксально.

Вопрос: Что вас заставило стать писателями?

Мы не становились писателями. Просто вдруг начали писать книги — потому что захотелось. А к слову «писатель» привыкали долго и постепенно. Но в детстве не мечтали и «писательских амбиций» не имели. И до сих пор не имеем.


Вопрос: Что вас вдохновляет на написание книг?

Дети. И свои, и чужие.

Вопрос: Откуда вы берете идеи для книг?

Они сами нас находят.

«Время всегда хорошее» родилось из разговора с дочкой Евгении. Дочка возмутилась, что в холодильнике нет йогуртов и сырочков. Пришлось рассказывать, как мы жили без них, как бутылки из-под кефира сдавали, как с баночкой за сметаной ходили. Ей было интересно. И мы подумали, что и другим будет интересно узнать, как жили родители, заодно и посмотреть — выжили бы мы, если б махнулись временами с собственными детьми.

«Я хочу в школу!» родилась из названия.

«Гимназия №13» не помним откуда.

«Москвест» был изначально заказам издательства, которое мы выполнить не смогли, зато написали свою книгу.

И так далее.

Вопрос: Можно ли вам на встречах или во время интервью задавать перечисленные выше вопросы?

Детям и подросткам — можно. Им вообще можно всё.

Взрослым — крайне нежелательно. Ну а если журналист начнет выяснять, как мы пишем вместе, интервью может оборваться на полуслове.

Про то как вести встречу, мы написали здесь
Если вам нужны фотографии для буклета или афиши, выбирайте их здесь

А теперь райдер.


  1. Пятизвездочный отель, белый мерседес, лазурный берег…

На самом деле у нас не много условий.


  1. Мы не встречаемся с насильно согнанными детьми.

  2. Мы не участвуем в «мероприятиях» для галочки.

  3. Вопрос оплаты не является приоритетным и каждый раз обсуждается.

А вообще мы очень покладистые. Пишите, звоните.

IMG 3 F.A.Q. и райдер

Мы вас любим icon smile F.A.Q. и райдер

Жвалевский/Пастернак

умная портрет

30-31 сентября. Бостон

Америку мы перелетали ночью. Пять часов до Нью-Йорка, пересадка, час с хвостиком до Бостона.

Наверное, в тот момент я уже адаптировалась к сну в самолетах до такой степени, что вообще ничего про этот перелет не помню.

Кроме того, что у Андрея порвался рюкзак и он в Нью-Йорке, прямо в аэропорту, купил себе новый. Той же швейцарской фирмы, что и я купила перед полетом возле дома. Глобализация…

Внутренние перелеты в Штатах очень простые, пересадки, как в метро. Из одного гейта вышел, в другой зашел. Когда летели в Альбурерке, за пятнадцать минут до следующего рейса еще были в предыдущем самолете. Успели. Причем, не торопясь.

Интересно устроена посадка. Самолет разделен на зоны, и зоны приглашают на посадку последовательно.

На картинке на посадку приглашаются пассажиры группы А. Группа указана на билете. Но, когда при первой пересадке мы честно сказали, что не понимаем, что происходит, услышали, что «Итс ок». Так что если не разберетесь, вас посадят в любом случае.

К пассажирам относятся бережно и нежно. На досмотре офицер, проверяющий билет, маркером тут же, на билете, отмечает зону вылета, гейт, время окончания посадки.

Досмотр во всех аэропортах одинаковый и довольно суровый. Все гаджеты выложить, любую обувь снять. Никаких бахил, кстати, пофигисты американцы спокойно ходят босиком. Даже цепочка на шее повод проверить все внимательно специальным приборчиком. Просят поднять цепочку и проверяют не фонит« ли что-то, кроме нее. 

Collapse )
умная портрет

Америка. Дорога

27 сентября. 34 часа в сутках

Вот мне пишут, что после описания наших путешествий страшно из дома выходить.

А мне всегда кажется, что у нас все очень радостно проходит :)

Просто перелет с четыремя пересадками не может быть без приключений, надо быть реалистами :)

В чем новый опыт?

Когда-то давно мы в Домодедово не улетели в Минск, сидя рядом с гейтом.

С тех пор мы запомнили, что на табло может быть написано все, что угодно, нужно обязательно спрашивать у людей.

Но аэропорт Шарля-де-Голля добавил новые краски в это знание. 

Теперь мы знаем, что люди тоже могут говорить все, что угодно.

На табло был гейт 28, в билете 50. На это нормально, так часто бывает. У гейта я спросила туда ли мы стоим.

Человек-француз посмотрел на билет и сказал, что, конечно, туда. И что стоять не надо, надо пойти, посидеть и отдохнуть, потому что очередь еще огромная.

Окей. Посидели, отдохнули. Человек-француз смотрит билеты еще раз. Проверяет паспорта. Вежливо не спрашивает, что это за страна, хотя вопрос в глазах читается. Ржет, что паспорт у Андрея действителен до 2057 года. Они вдвоем ржут! Два человека-француза. 

После чего мы доходим до автоматических ворот, и они нас не пускают. Человек-француз женского пола зависает, смотрит в билеты.

— Вы летите в Сан-Франциско?

— Да. Но через Лос-Анжелес.

— Вы летите в Сан-Франциско сейчас?

С учетом того как французы говорят по-английски и как мы их понимаем, мы даже не заволновались, а медленно рассказали, что в Лос-Анжелесе у нас пересадка.

Collapse )