pasternak_jane

Categories:

Нью-Йорк. 2-4 октября

Нью-Йорк начался с вида из окна поезда. Но это был телевизор. Едешь в поезде, смотришь на большой экран. Так бывает. Никаких эмоций.

Эмоции начались позже, когда мы учились пользоваться метро, потому что оно совсем не похоже на наше метро. Наши карточки не проходят, платить нужно наличкой, автомат сдачу не дает. При виде ста долларов местные жители закатывают глаза. Это огромные деньги.

Самое смешное, что это вообще не сумма для Нью-Йорка, мы за да дня на метро проездили 50 долларов. Но сто долларов одной бумажкой всех пугают.

На станции дико жарко, в поезде дико холодно. Огромные открытые пространства станций. Поезда ездят хаотично, систему уловить невозможно.

Станция, на которой мы выходили, выглядит как экстремальные американские горки. Трехэтажная металлическая конструкция, по идее она должна скрипеть и покачиваться, потому что как будто собрана из детского конструктора нашего детства.

Это метро

От станции до гостиницы мы брели по 27 улице, и окружающие пейзажи больше всего напоминали криминальный боевик.

— Вы проникли в Нью-Йорк черного хода, — сказала Ольга Бухина.

И она была права.

Для разнообразия, на этот раз задержали не наш рейс, а рейс Георгия, и он 8 часов сидел в аэропорту, хотя давно уже должен был прилететь в Нью-Йорк.

— А где сэр Ушурадез? — спросили у нас.

К этому моменту вся бронь в гостиницах уже была на фамилию Пастернак. Zhvalevskii и Urushadze  — непроизносимы и нечитабельны. 

— Вы говорите по испански? — спросила у нас Ольга.

— Нет

— Жаль. Тут больше испанский.

И она опять была права. Продавец в магазине рядом с гостиницей по-английски говорил неуверенно. С сильным акцентом. Что сильно подняло нашу самооценку.

Мы раз сто повторили где мы завтра встречаемся утром с Ольгой. Дойти до метро, сесть на поезд на втором этаже станции. Семерка. Но круглая семерка. Если ромбик, то это экспресс, на нем надо ехать одну остановку, на кружочке — четыре. Выйти. Прямо внутри станции скамеечка. Там встречаемся.

Не перепутать поезда, не уехать не в ту сторону. Выйти на нужной станции.

Мы ж в «чреве капитализма»! Тут страшно. И вид с крыши гостиницы нам об этом лишний раз напомнил.

Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой…

Я очень городской человек. Но Манхэттен — это мой персональный ад.

Нью-Йорк — город, который расположен по оси Z. 

И лично мне от этого очень неуютно.

Как только заворачиваешь хоть в минимальный садик, становится полегче, но все равно страшно. Небоскребы растут как грибы, теснятся на крошечных пятачках земли и все время кажется, что они на тебя наступают.

Эмпайр-стейт-билдинг, 5 авеню — это слова из другой реальности, которая, вдруг, внезапно, стало твоей.

И ты идешь, по всему этому, оглушенный и пришибленный высотой, шумом и жарой и не очень понимаешь. Сон? Не сон?

Публичная библиотека. Тут выдыхается. Потому что по сути все очень знакомо, это сталинский ампир, только расписано не девушками со снопами, а библейскими сюжетами. И огромные красные книги успокаивают. Только когда присматриваешься, выясняется, что это не Большая советская энциклопедия, а индексы «The New York Times».

Тут, в детском отделе, хранятся «те самые» игрушки Кристофера Робина.

А это настоящий Элмо! Простите, но я столько лет об этом мечтала... :)

Оазис в центре города — «Брайант-парк». Тут тоже можно выдохнуть. Интересно, что как только ты в Нью-Йорке попадаешь хоть в крохотный садик, город тут же исчезает. Пахнет зеленью. Тут растет очень много пахучих трав и ярких цветов. 

И когда небоскребы хоть чуть-чуть отступают, они уже не такие страшные.

Бродвей. Очень высоко. А тут все это еще и мигает. Нет, это безусловно то, что нужно было увидеть. А потом быстро оттуда убежать :)

Мемориал 11 сентября. Он производит сильное впечатление. Все это невозможно впихнуть ни в какой кадр, но вместо двух башен построена одна,  выше прежних, а на месте «Близнецов» — два огромных бездонных бассейна.

Статуя свободы. А не надо было ничего от нее ждать! Чтобы подплыть поближе нужно  отстоять дикую очередь. Поэтому мы ограничились тем, что сидели на набережной, ели, а я периодически просила меня ущипнуть. Я точно тут? Так бывает?

Гомосексуалисты. Мне кажется, что поняла, что произошло. (Ключевое слово «кажется»).  Для американцев на самом деле свобода очень важна. Это база, на которой у них стоит все. И то, что теперь и геи начали пользоваться какими-то дополнительными свободами, это на самом деле воспринимается людьми как праздник. По большому счету, им совершенно фиолетова твоя сексуальная ориентация, но праздновать свободу сексуальных меньшинств, они будут долго и с удовольствием. Как и все остальные свободы, которые еще возникнут для других групп населения.

И еще о свободе. Так получилось, все штаты, по которым мы проехались, были очень антитрамповские.

Чего только не насмотришься в этих демократических государствах!

Американцы, кстати, довольно политизированы, то есть говорят про политику много. Но это всегда внутренняя политика. Спорят, сравнивают президентов. Про Обаме было то, при Трапме это. Тот лучше в этом, тот в том... Представляете, бывают так, что президенты разные! И, судя по разговорам, то, что происходит за их границей, их не очень интересует.

School bus. Такие автобусы ездят по всей стране. Самое страшное преступление, которое может совершить водитель —  не пропуск школьного автобуса. Пока он стоит — стоят все.

Когда-то давно в Нью-Йорке случился пожар, и люди не смогли покинуть горящее здание. С тех пор пожарные лестницы строились снаружи. И они настоящее кружево этого города.

Как видите, это уже совсем другой Нью-Йорк — зеленый и уютный. А я даже не помню, ехали ли мы сюда на метро с центра Бродвея, или пришли пешком :)

Первая встреча в Нью-Йорке была в Pushkin Academy of Russian Heritage.

Было интересно. Мы пытали подростков, что они читают на русском и на английском. Подростки отвечали, мы записывали. Когда дойдут руки, обязательно внимательно посмотрим на их  рекомендации . Но опять очень бросилось в глаза, что русские книги у них сильно запаздывают в возрастной адресации. По английски они читают «Книжного вора», а по-русски «Время всегда хорошее». Но то, что они читают по-английски, это их выбор, а по-русски — выбор школы.

Следующий день начался с с того, что мы случайно попали на Комикон. Мы как раз ехали в метро и рассуждали, что тут невозможно чувствовать себя неловко. В любой одежде. В платье, в шортах, в майке, в лифчике (девушке в метро стало жарко и она разделась), в кедах, на каблуках... И тут в вагон зашла девушка из аниме. А потом парочка штурмовиков.

Из метро мы уже выходили, окруженные покемонами и другими неопознанными существами.

Это Лиса. У нее много хвостов. Я завидую.

В этот день мы увидели совсем другой Нью-Йорк и влюбились в него. Если не заползать в небоскребную часть, это очень живой город. Он для людей. И тщательно бережет каждую травинку.

Парк Хай-Лайн сделан из старого железнодорожного депо. Интересен как новый вид городского парка и как возможность посмотреть на старый, промышленный Нью-Йорк.

А на этой фотографии видно, как город вытягивается вверх.

Старые районы — сплошное умиление. Город в этой части весь состоит из мелочей, и эти мелочи так приятны глазу и душе.

Иногда в городе встречаются газовые фонари. И даже есть специальные фонарщики.

Это кафе. Сюда нужно приходить за вдохновением.

Обратите внимание на номера дверей.

Весы в крошечном магазинчике, который торгует чаем и кофе. Хозяева — китайцы.

Пикник в Централ Парке — это была «птичка», которую мы должны были поставить!

Честно говоря, я не ожидала, что он такой огромный! Там действительно можно гулять, как в лесу и действительно можно забыть, что ты в центре мегаполиса. Только иногда Нью-Йорк выглядывает из-за зелени абсолютно открыточным видом.

Этой фотографией я хочу выразить свое восхищение американским фаст-фудом :) Конечно, это не дешевый вариант, а на улице можно купить хот дог с кетчупом и горчицей. Но у нас же пикник в Централ парке! :)

Кстати, больше всего впечатлили фантастически вкусные ягоды и фрукты. Они все, реально, как только что с грядки!

Вторая встреча в Нью-Йорке у нас была в Russian Children Studio.

Это была настоящая русская школа. Шумная и экспрессивная. Дети, родители, море вопросов, причем часто совершенно неожиданных.

А потом, вечером, мы  шли нога за ногу по Бродвею, любовались фресками Шагала на Метрополитен опера и думали о том, что мир, в принципе, очень маленький. И все мы очень близко и очень похожи. И, конечно, жаль, что   Шагал здесь, а не в Минске, и даже не в Витебске, но от этого Нью-Йорк становится роднее и понятнее.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded