pasternak_jane

Category:

Америка. Дорога

27 сентября. 34 часа в сутках

Вот мне пишут, что после описания наших путешествий страшно из дома выходить.

А мне всегда кажется, что у нас все очень радостно проходит :)

Просто перелет с четыремя пересадками не может быть без приключений, надо быть реалистами :)

В чем новый опыт?

Когда-то давно мы в Домодедово не улетели в Минск, сидя рядом с гейтом.

С тех пор мы запомнили, что на табло может быть написано все, что угодно, нужно обязательно спрашивать у людей.

Но аэропорт Шарля-де-Голля добавил новые краски в это знание. 

Теперь мы знаем, что люди тоже могут говорить все, что угодно.

На табло был гейт 28, в билете 50. На это нормально, так часто бывает. У гейта я спросила туда ли мы стоим.

Человек-француз посмотрел на билет и сказал, что, конечно, туда. И что стоять не надо, надо пойти, посидеть и отдохнуть, потому что очередь еще огромная.

Окей. Посидели, отдохнули. Человек-француз смотрит билеты еще раз. Проверяет паспорта. Вежливо не спрашивает, что это за страна, хотя вопрос в глазах читается. Ржет, что паспорт у Андрея действителен до 2057 года. Они вдвоем ржут! Два человека-француза. 

После чего мы доходим до автоматических ворот, и они нас не пускают. Человек-француз женского пола зависает, смотрит в билеты.

— Вы летите в Сан-Франциско?

— Да. Но через Лос-Анжелес.

— Вы летите в Сан-Франциско сейчас?

С учетом того как французы говорят по-английски и как мы их понимаем, мы даже не заволновались, а медленно рассказали, что в Лос-Анжелесе у нас пересадка.

— Но это рейс на Сан-Франциско! — попыталась объяснить несчастная женщина-француз.

Короче, если бы не бездушная техника, мне кажется, мы бы и ее убедили в том, что нам надо в этот самолет и сильно сэкономили бы себе время.

Наш гейт был 50. На Лос-Анжелес. Как на билете, а не как на табло. 

И если бы его не задержали на час, мы бы опоздали.

Так что минус на минус — плюс. Как чаще всего и случается в путешествиях.

*

Трансатлантический перелет оказался совсем не страшным. Я думала, что за 12 часов сойду с ума.

Но 6 из них я проспала.

Мы сидели в конце самолета и у нас рядом была замечательная плошадочка перед туалетами. Я там танцевала джайв, разминалась и растягивалась. Очень удобно это делать на лестнице. Да. Там, в самолете, лестница на второй этаж.

Честно говоря, я гораздо больше устала за перелет Москва-Париж. Все-таки комфорт в самолете имеет огромное значение. 

Колени не упираются. Рядом со мной было пустое место, можно было вытянуть ноги по диагонали. Совет врача взять с собой вместо подушки воротник Шанца — это было гениально.

Очень рекомендую всем! Голову держит в разы лучше, а места в рюкзаке занимает гораздо меньше.

Вообще все советы очень помогли. В самолетах таки холодно, кофта была очень нужна. И тапки. И крем для рук.

*

Аэропорт Лос-Анжелеса огромный.

Удобно, что на каждом углу человек, который спрашивает, чем помочь. И помогает.

Автоматическая таможня. После нее офицер распределяет потоки. И если бы мы шли через одного, все бы было отлично, но мы шли рядом. А там все просто — один налево, следующий направо.

Андрей проскочил мгновенно, его отправили туда, где нет дополнительного контроля и собеседования. Я встала в очередь. Чтоб понимать, очередь человек 200.

И пока я в ней стояла, я понимала, что связи у меня нет. Wi-Fi в этой части аэропорта не работает. Все распечатанные билеты о поездке у Андрея. Мой посадочный талон на следующий рейс тоже у Андрея.

Но я хотя бы понимала, что происходит. Я видела, что он уже прошел и знала, что он меня не бросит и не улетит. И, в крайнем случае, мы его вместе с таможенником найдем вместе со всеми документами.

Андрей же, как выяснилось, моей очереди не заметил. И, прождав меня полчаса, понял, что дело плохо, что меня задержали на границе. Сообразил, что я без связи. И пока я стояла, он пытался как-то меня разыскать. А для контакта с сотрудниками авиакомпаний и для объявления по интеркому нужно выйти из зоны прилета. И, что характерно, вернуться в нее уже нельзя.

Через час я вышла. Андрея нет. Куча людей, которые знают эту фишку с разными потоками, стоят и ждут своих жен-мужей-друзей в специальном мете под лестницей. Но мы-то не знали!

Я начинаю методично обходить аэропорт и приставать ко всем служителям с вопросом как мне найти человека, если он прошел таможню другим путем.

И таки никакого языкового барьера J Через полчаса все как родные. Но Андрея нет. Чемоданов, что характерно тоже. И представителя авиакомпании, который, по идее, должен быть рядом с чемоданами.

Wi-Fi — это был мой единственный способ связаться хоть с кем-нибудь, поэтому я и вышла из зоны прилета.

Офицер на выходе:

— А где ваш багаж?

Я (горестно):

— Я не знаю… Но я очень надеюсь, что его забрал мой друг, с которым мы потерялись. Но на пересадку мы все равно уже опоздали, так что у меня достаточно времени, чтобы его найти.

Офицер ржет.

— Счастливой дороги!

— Спасибо. Че уж…

Когда я вышла из зоны прилета, я услышала по радио, что «Госпожу Пастернак ожидают у стойки информации». В этот момент я как раз уткнулась в очередного офицера.

-- Помогите мне, пожалуйста! — сказала я.

— Я вас лучше за руку отведу, — сказал офицер.

Зато потом, куда бы мы не пришли, все очень радовались и спрашивали:

— Вы нашлись?

И еще спрашивали:

— А вы откуда? 

И мы рассказывали, что где-то далеко-далеко, на другом конце земного шара, между Россией и Польшей, есть страна…

Дорога заняла у нас 37 часов. Четыре пересадки.

Минск — Москва (Жуковский-Шереметьево) — Париж — Лос-Анжелес — Сан-Франциско.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded